Свод основных тезисов и предложения экспертной сессии форума «Общество дружелюбное к детям»

(ТИМ Бирюса, 2 августа 2016)

Заявленная тематика обсуждения:

«Сверхновая Вселенная детства» и традиционные стереотипы взрослых

Вопросы для обсуждения:

1. «Взрослые параметры» детской среды обитания ХХ1 века: ломка привычных представлений о признаках «детскости»

2. Новые социальные признаки детства и вечные проблемы воспитания

3. «Детскость 90-х» как характеристика современного родительского корпуса: тенденция исключения детей из поля интересного

4. Предметничество как приоритет современной школы и психолого-педагогическая дисквалификация профессионального учительства

5. Школа: формирование устойчивых стереотипов неуспешного поведения и трансляция в детскую среду образца неудачника

6. Модели взрослого поведения, адекватные новым условиям и новому типу ребенка

Задача экспертной сессии - профессионально честно обсудить существующие или только появляющиеся тенденции в сфере детства, семьи и образования .

Предлагаемые правила обсуждения:

-назвался экспертом? Значит, готов диагностировать настоящие и будущие социальные проблемы в заявленной области,

-не защищай профессию, а профессионально обсуждай тревожные тенденции,

-не отрицай мнение другого, а аргументируй свою позицию,

- установил природу «социального вируса»? Ищи средства профилактики.

Основные тезисы сформулированы модераторами сессии - д. филос.н., профессором О.А. Карловой; руководителем главного управления образования Красноярска, к. пед.н. А.В. Лапковым; федеральными экспертами - ректором Нового сибирского института (г.Новосибирск), советником губернатора Новосибирской области, д. соц. н, Н. Д. Вавилиной; директором «Школы антропоники» к. филос. н., доцентом, экспертом Межрегиональной тьюторской ассоциации, М. М. Миркес; вице-президентом Национальной Ассоциации благотворителей Н. Хананашвили; региональными экспертами: к. филос. н., профессором А. К. Лукиной; д. филос. н., профессором Копцевой Н.П.; руководителем КРОО «Институт семьи» к.мед.н., И.Г.Гагаркиной; председателем общественной палаты демографии и социального развития Гражданской Ассамблеи Красноярского края С. Ивановым; первым заместителем руководителя главного управления образования г.Красноярска Т.Ю. Ситдиковой; председателем Красноярского городского совета Т.И. Казановой; председателем Краевой Ассоциации местных телевещателей И.В. Долгушиной; ректором КГПУ д. психолог. н., профессором В.А. Ковалевским.

Тезисы для проектирования Форума.

1. Масса стереотипных представлений о ребенке и «детскости» разбиваются о современную реальность. Например,

- Мы привыкли полагать, что авторитет родителей просто должен быть, потому что это авторитет родителей. Но в реальности более чем в 80% семей он перестает существовать у детей уже к 12 годам. Кто виноват?

- Мы привыкли полагать, что знаем больше своих детей. Однако часто комплексуем и срываемся в диалоге с ними. Почему?

- Мы уверены, что ребенок должен нас слушать и слушаться, но часто ловим его на том, что он нас просто не слышит. Как пробиться к его сознанию?

- Мы уверены, что семье противостоит «улица», но самые главные опасности могут подстерегать ребенка и подростка именно дома. Что делать?

- Мы привыкли думать, что маленький ребенок познает мир в своих вопросах и ответах взрослых. Но дети постепенно перестают задавать вопросы. Что случилось с маленькими Почемучками?

2. «Планету «Дети» от «Планеты для детей» можно отделить лишь очень условно, тем не менее важно эти позиции рассмотреть, поскольку между ними есть существенный дисбаланс.

Сами дети разных поколений существенно разные: так, по мнению психологов, поколение 2000-х – «инноваторы», поколение 2010-х – «конфликторы» («борцы») и так далее. Многое зависит от момента формирования поколения детей и момента детства их родителей.

«Планета «Дети» многослойна по составу: «500-граммовые дети», приемные дети, «стимулированные дети», «уникальные дети», «аутисты», «казенные дети» и другие. Мы, к сожалению, не находим времени внимательно рассмотреть все эти особые категории. А все они – разные по установкам, мотивации и жизненной траектории движения. Но почему-то взрослыми они концептуально не рассматриваются.

«Планета для детей» также мыслится организаторами детства традиционно – семья, система образования, система здравоохранения… Хотя возникло немало новых субъектов в этом поле: законные представители детей, лидеры общественного мнения, общественные объединения, некоммерческие организации, организации-операторы. Возникли также самые разнообразные формы семьи. И эти новые реалии необходимо учитывать.

Например, социология показала неоднозначность ситуации ребенка в замещающих семьях (семейная форма опеки). Официальные органы исходят из того, что перед ними: 1) в целом традиционная семья, (хотя на деле ее приходится еще обучать, создавая – речь идет о подготовке опекунов, приемных родителей, и контролировать время от времени)

2) и эта семья – безусловное благо по сравнению с детским домом.

Социология показывает: 1) дети таковой замещающую семью не считают, поскольку ни на что в этой семье претендовать не могут ни материально, ни морально – и им постоянно об этом напоминают, у них нет главного – уверенности в будущем, понимания, у кого искать поддержку после 18 лет и др. 2) опекуны считают себя не родителями, а героями (хотя и материально заинтересованными), а то, что государство их таковыми не считает и еще и контролирует - серьезный диссонанс с их представлением об их роли. Или вопрос с законными представителями детей.

3. Современная среда для детей характеризуется следующими параметрами:

- информационной многоканальностью, насыщенностью;

- отсутствием информационных табу и информационных фильтров,

- агрессивностью окружающей действительности,

- отсутствием в городской среде для детей и подростков легитимных мест для проб и приобретения опыта,

- преобладанием «детско-игрового» стиля общения с детьми над «взросло-ответственным»,

- недостаточность (особенно в сельской местности) развивающих педагогических практик,

- многоканальностью влияния взрослой среды на ребенка и подростка,

- периферийной ценностью жизни и здоровья, высокой ценностью креативности и экстремальности;

- неразличением важного и неважного в жизни и отношениях людей,

- «размытостью» сетей интересного, недостатком «сетей интересного» в реальной жизни,

- свертыванием семьи и диалога поколений (ранним «выталкиванием» ребенка из семьи в социальные институты, нежеланием старшего поколения посвящать себя большей частью внукам);

- повышение рождаемости главным образом из материальной заинтересованности;

- увеличение замещающих семей и семейной опеки главным образом из материальной заинтересованности,

- большей частью свободный и бесконтрольный доступ детей к пространству интернета и социальным сетям.

4.Характеристики современного ребенка и его жизненной траектории:

- сосуществование ярко выраженных тенденций рано завершающегося и, напротив, «сильно затянувшегося» детства,

- многовариантность траекторий детства;

- суперинформированность детей,

- хаотичность детского знания,

- свободное и часто одинокое блуждание ребенка в царстве собственной фантазии и собственных гипотез,

- высокая внушаемость, «ведомый тип» воображения,

- визуально-клиповое мышление и его признаки: алогизм, отрывочность, яркость, доминирующие визуальные каналы связи,

- неумение различать виртуально-игровое и жизненное,

-отсутствие ценности реального взаимодействия с другими и в команде,

-огромный разрыв между «сильными» и «слабыми» детьми,

- наличие детей мира (а не Красноярска),

-все более увеличивающаяся реактивность ( в противовес усидчивости и сосредоточенности),

- неразвитость способности к диалогу с другими (а не с самим собой), распознавания чужих смыслов и их изложения,

- отсутствие развитого критического мышления,

- особое стремление к креативу и сопутствующим атрибутам (экстремальное и интересное) ,

- отсутствие в ценностном поле доминирующей ценности жизни и здоровья,

- размытость и быстрая смена авторитетов,

- часто встречающиеся подвижные горизонтальные детские сообщества без яркого лидера,

- быстрая (в течение одного дня) смена лидеров в детском и подростковом коллективе,

- высокий уровень инфантильности,

- устойчивые иллюзии собственной взрослости,

- отсутствие опыта правильных эмоциональных реакций,

- отсутствие правового и гражданского понимания проблемных ситуаций,

- отсутствие адекватного понимания жизненных трудностей и опыта их преодоления, склонность к суициду,

- неотрефлектированные ценности,

- несформированное сакральное ядро характера,

-преобладание этики «справедливо-несправедливо»,

- недостаточная психологическая «маркировка» детей по полу, преобладание «унисекса» как признака детской среды;

- отсутствие опыта в общении с «чужими взрослыми» и целый ряд других.

5. Есть большая категория родителей, который сами становятся зоной риска для своих детей. Это показывают следующие ситуации:

- дети гибнут из-за халатности и невнимания взрослых (статистика оставления детей в опасных ситуациях и гибель детей на пожарах, статистика гибели детей на воде на глазах у пьяных родителей и др.)

- старшеклассники полностью предоставлены самим себе и не входят в круг приоритетов родителей: это показывают многочисленные случаи происшествий, которым способствует такое обстоятельство как съем в городах подростками квартир на ночь, при этом никто из родителей их не ищет;

- зона жестокости по отношению к несовершеннолетним ( в том числе и сексуального насилия) уверенно перемещается из внешней среды в семью, при этом матери как правило занимают позицию, оправдывающую мужчину (мужа, сожителя);

ребенок для родителей или бабушек с дедушками становится своего рода «брендом», «орденом», показателем личной успешности.

6. Многие родители по разным причинам уделяют детям сегодня все меньше времени, более того, возраст «выгружения детей» из семьи значительно молодеет. ВСЕМ детям нужен детский сад (хотя такого никогда не было – в том числе, при Советской власти. В селе и малых городах, например, тогда в принципе не было детсадов). Можно предположить, что скоро будем иметь ситуацию требования ВСЕОБЩИХ яслей. До нее – учитывая карьерные запросы молодежи и новые формы неполных семей – уже один шаг. Осознавая свою отвлеченность от детей и испытывая по этому поводу некоторый (или сильный!) дискомфорт, родители свою заботу о детях концентрируют на ВЫСОКИХ требованиях к безопасности ребенка в детских учреждениях и к тем, что ВМЕСТО них занимается с их ребенком.

7. Современные родители хотят сделать ребенку хорошо, исходя из собственного опыта, собственных идеалов. Стараются заниматься детьми с точки зрения поиска для них лучшего места и занятий. НО основания для принятия решений у них пока явно недостаточные. Например, «все хорошо», если:

- ребенок ходит в учреждение с удовольствием,

- на него там не орут,

-количество детей небольшое и их хорошо различает педагог,

- у них безопасные условия и их хорошо кормят,

- дети «уже считают, читают»

- с ними проводят много разных занятий,

- у них много праздников: они поют, танцуют;

8. Родительское обсуждение в интернете очень распространено: в интернет-анкетировании по Красноярскому краю, по Новосибирской области добровольно принимают участие десятки тысяч родителей. Почему? Интернет удобен, всегда можно на это найти время. Такое обсуждение позволяет своевременно узнать о негативах в том или ином учреждении и обезопасить ребенка. Но важно: родителям практически неоткуда взять информацию об адекватной для их ребенка среде развития – детском саде, школе, секции.

9. Единицы родителей различают неакадемические успехи ребенка, моменты становления у него самостоятельности и инициативы; мало кто связывает то, что реально делают педагоги, с реальными результатами ребенка. Таким образом, родительская среда переживает период размывания понятных, наглядно представленных опытом взросления стереотипов и образцов воспитания детей в семье, рост вариативности практик семейного воспитания, рост предложений на рынке товаров и услуг. Все это характеризует закат «естественного родительства» и его переход в область сознательно планируемых стратегий (Поливанова К.Н. Современное родительство как предмет исследования).

10. Обращение ряда родителей к экспертному знанию, характерное для образованной части населения, приводит к новой неопределенности в силу содержательной несогласованности даваемых рекомендаций. Например, две современные книги: Г.Момот «В три все только начинается» и М. Ибука «После трех уже поздно».

11. По какому принципу составляются рейтинги и карты детских садов и школ? Анализ показывает:

- место ребенка в ДОУ: стоимость, время работы, возраст ребенка, список занятий. Наличие сайта.

- условия содержания ребенка в ДОУ (площадь, место прогулок, питание),

- наличие специалистов в ДОУ( в том числе логопеда, медика),

- сопутствующие товары и услуги,

-результаты ОГЭ /ЭГЭ и олимпиад для школ,

-место в рейтинге школ (только лидеры).

12. Нормативное поле ДОУ чаще всего определяется только аспектами безопасности детей (второй запасной выход, организация питания, место для прогулок). Значительная часть образовательных организаций существует вне нормативного поля. Это прежде всего инновационные нестандартные практики, с одной стороны, и совсем плохие практики, с другой. Поле таких ресурсов даже в городах не маркировано.

13. Первый позитивный опыт качественной экспертизы возникает вокруг сильных образовательных учреждений: экспертная поддержка педагогов, сильные педагогические сообщества создают свои экспертные сайты – строят собственную легитимность, но то же делают и не-образовательные сообщества ( например, в части продвижения товаров для детей). Важно: усилить экспертную поддержку родителей (традиционная августовская педагогическая конференция может быть расширена до масштабов городского педагогическо-родительского сообщества); проводить как можно больше открытых современных мероприятий для родителей; вовлечь продвинутых работодателей в просвещение сотрудников-родителей; совершенствовать электронную карту образовательных ресурсов муниципалитетов с целью максимальной полезности и удобства для родителей.

14. Школа в 90-е годы пошла путем предметничества (исключительно преподавание и оценка знаний по предметам), ЕГЭ сегодня закрепил этот подход. Педагогика как профессиональная ориентация на траекторию успешности самого ребенка постепенно вымывалась из школы. Носителями остались отдельные педагоги и коллективы.

15. В школе занимаются в основном только академической успешностью. В результате в обществе главным критерием стал диплом о высшем образовании – и как следствие завышенные жизненные ожидания (диплом не есть хорошее образование). Успешность спортивная, творческая не принимается как серьезное основание для гордости учеником, иногда эти позиции вступают в жизненное противоречие с приоритетом предметности. То есть школа может вступать в противоречие с жизненными устремлениями и способностями ребенка.

16. Успешность предпринимательская, умельческая в школе даже не тестируется. Это имеет массу серьезных последствий. Лидерская успешность развивается или спонтанно ( без педагогического сопровождения), или в единицах школ.

17. Школа пока в достаточной мере не развивает необходимые для современного человека универсальные компетенции: умение анализировать и проектировать, умение продуктивно коммуницировать и представлять себя. Владеть современными IT-средствами и иностранными языками большинство учеников учатся вдалеке от уроков. Отмечается крайне низкий уровень ученых проектов.

18. Урок давно превратился из «пространства интересного» (когда учитель был единственным источником информации) в «пространство удержания дисциплины», школа сегодня в этом смысле «теряет» своих воспитанников практически уже в 5-6 классе.

19. В нашей школе отсутствует ситуация 1) жесткой соревновательности с другими учениками ( как, например, в Китае, где такая победить в такой соревновательности жизненно важно, и это –серьезный стимул для детей); 2) соревновательности ребенка с самим собой, поскольку далеко не каждый учитель ставит оценки в зависимости от траектории успешности ребенка – «троечник » практически лишен возможности соревноваться с «отличником», как бы он лично ни старался.

20. В нашей школе отсутствует сформированная педагогическая среда для принятия ребенком и подростком ответственных и инициативных решений в процессе образования (как, например, в Германии), значит, мы, по большому счету, не учим учащегося мыслить и самостоятельно выстраивать свои образовательные шаги.

21. Несколько смещены и привычные представления о школах и их проблемах. Так, итоги социологического исследования в Новосибирской области показывают, что здесь:

- школы с признаками социального учреждения – 19%

-школы на территориях с признаками депрессивности – 5%

-школы с низким уровнем кадрового потенциала – 23%

-школы с признаками неэффективного управления – 18%

-школы с высоким уровнем девиации детей – 6%

-школы с высоким уровнем депривации детей (родительского неблагополучия) - 29%

Такая ситуация в основном повторяется во всех сибирских регионах.

22. Школа переживает отложенные последствия ситуации 90-х годов, когда были сформированы устойчивые стереотипы неуспешного поведения и трансляция в детскую среду образца неудачника.

- наши дети в 5-6 лет практически все гении и таланты. В 7 лет в школе практически 80 проц. – неудачники (с позиции именно академической успешности),

- снижение престижа профессии учителя. В 90-е годы все успешные ушли зарабатывать в другие места. Если не удалось устроиться в фирму со знанием английского, оставалось идти в школу, если не взяли в науку, то оставался школьный кабинет физики или химии. Резко снизился процент идущих в профессию по призванию (тем более, что выпускников пединститутов активно забирали в торговые сети). Эффект получился долгоиграющий.